Бесплатные шаблоны Joomla

Мы скорбим о погибших защитниках Советской власти.

 

25 лет минуло с тех пор, как власть в России по прямой указке из Вашингтона захватила антинародная хунта во главе с Ельциным, который своим указом 1400 прямо нарушил Конституцию и выдал лицензию на убийство закамуфлированным бандитам, расстрелявшим народовластие на многострадальной русской земле. И правильно написала вчера девушка на плакате, с которым вышла к вечному огню: «Меня убили за то, что я любила Родину», – под этим подписался бы каждый из тысяч защитников Белого дома, расстрелянных из танков и бронетранспортеров, загнанных как в Сантьяго на стадион, где их насиловали, калечили и волокли к расстрельной стенке. И за все эти годы ни одно российское правительство ни словом не осудило этот беспредел, не покаялось перед людьми, не предало суду убийц – то есть дело Пиночета-Ельцина живет, наступление на последние права трудящихся продолжается в точном соответствии с планом колонизации восточных территорий «Ост»:

Зиг хайль, Борис! Пишу тебе из ада
Здесь очень плохо…Впрочем, я привык.
Мы все тут были бесконечно рады,
Узнав про твой блистательный блицкриг.

Ты сделал то, о чём мы так мечтали
Все сорок восемь невесёлых лет.
Гремя огнём, сверкая блеском стали,
Ты расстрелял Верховный свой Совет!

Привет, тебе, партайгеноссе Ельцин,
Шлют Геринг, Геббельс, Борман, я и Гесс!
Здесь, в преисподней, поснимав все рельсы,
Тебе отлили мы железный крест.

Ну а все честные люди России – даже те, кому удалось дожить до пенсионного срока, – собрались сегодня на Площади 1905 года, чтобы пройти в скорбном Бессмертном строю по направлению к Баррикадной («значит, нам туда дорога, значит, нам туда дорога…») и склонить свои головы перед памятью Павших Защитников Советской Власти у Поклонного креста.

Еще перед митингом я взял эксклюзивное интервью для газеты «Завтра» у координатора «Левого фронта» Сергей Удальцова:
– Сергей, что для тебя означает этот день?
– Для меня это в первую очередь день негодования, день протеста, борьбы. Память – это святое, но сегодня такая ситуация в стране, что власть, которая является преемницей вот этого ельцинского кровавого режима, растоптавшего Конституцию в 1993 году, 25 лет назад – и эти события мы сегодня вспоминаем, – вот эта власть в лице Путина и его окружения никак не может очиститься от ельцинского наследия. У этой власти была масса шансов и поддержка значительной части населения в определенные периоды – но они этим не пользуются. После присоединения Крыма был прекрасный шанс поменять этот неолиберальный ельцинский экономический курс на курс социализма, на курс народовластия, повернуться лицом к людям – но почему этого не было сделано? Почему сегодня, в 2018 году о народ вытирают ноги, либеральные министры навязывают нам вот эти дьявольские реформы типа повышения пенсионного возраста, президент это все покрывает – как это назвать? Если они не могут очиститься от ельцинизма, от всей этой либеральной заразы в худшем понимании этого слова – значит мы должны ставить вопрос ребром, не только вспоминать Героев 1993-го – а они навсегда в моем сердце – но и ставить вопрос жестко: надо менять курс и надо менять власть, и это будет лучшая память о защитниках Верховного Совета, потому что, если бы они были живы, то они тоже были бы сегодня здесь и были бы также в негодовании от того, что происходит в стране.
– Более того – Путин назначил своим советником Валю Юмашева, зятя Ельцина…
– К сожалению, мы констатируем сегодня, что путинская власть – это преемница ельцинского кровавого режима, и за 18 лет правления они не смогли от ельцинизма очиститься. Поэтому, когда мы говорим: «Не забудем, не простим!» – это касается не только ельцинских времен, но и нынешней ситуации.
– А на кого нам ориентироваться в этой борьбе – ведь КПРФ при всем к ней уважении в 1993 году, да и в 1996-м себя не очень показала… Слова хорошие – но где дела?
– Сегодня самая насущная задача – максимально крепить и расширять коалицию лево-патриотических сил. Мы можем долго предъявлять друг другу претензии…
В этот момент объявляется минута молчания – удары метронома. Все замирают в скорбном молчании: это нужно не мертвым – это нужно живым!

Затем наш разговор продолжается: «Можем долго предъявлять друг другу претензии – но не сегодня в этой коалиции должны быть КПРФ, патриотические организации, ПСР’ы, Левый фронт, другие левые структуры, офицеры, молодежь, рабочие, профсоюзы. Только так мы сможем противостоять агрессивной власти, преемнице ельцинизма. Если выступать по одиночке – эта власть будет и дальше глумиться над страной в разных обличиях. Путина сменять еще кем-то, и так до полного развала России. А нам потом придется по крупицам все это собирать., если дай Бог мы вообще уцелеем и выживем в этой ситуации. Поэтому все распри, все амбиции сегодня надо убирать. Мы все не идеальны, но должны понимать главное – по одиночке ничего не будет. Или этот режим перевоплотится в нечто иное, или прозападную оппозицию они накачают ресурсом и протащат во власть. А это в принципе будет одно и тоже. Нам нужен третий путь, а правильнее сказать – первый, самый главный – путь социализма, путь народовластия. А это могут сделать только неопатриотические силы. Поэтому все, кто сегодня против нашего альянса – по сути это пособники кремлевского режима. Все, кто помогает – наши друзья. По-другому сказать невозможно».
В это время на главной трибуне уже выступал Геннадий Андреевич Зюганов: «… я вспоминаю те времена, когда в Думе появились депутаты, которые содрали со знамени Победы Звезду, Серп и Молот, но совестливые люди, которые понимали, что происходит, восстали против этого. Тогда они стали не только бесноваться – тогда Ельцин издал опус “Особый порядок управления” – как в свое время фашисты издавали на оккупированных территориях. Но наш народный протест на манеже, где собралось 100 тыс. человек, смел это решение. Тогда они в считанные недели сколотили очередной референдум 25 апреля 1993 года “ДА-ДА-НЕТ-ДА” в надежде, что граждане одурачены этой информационной молотилкой под руководством всяких Сванидзе, Киселёвых и им подобных. Но ничего из этого не вышло. Народ отказал Ельцину в развале Верховного Совета, ибо Верховный Совет был последней преградой на пути распродажи державы и ее приватизации в полном составе. Тогда был подготовлен указ 1400. Но перед этим указом вызвали все ОМОН’ы от Свердловска – московские и подмосковные уже не хотели, они нахватались к тому времени гари и крови, и им не хотелось снова пачкать свои руки, защищая эту сволочь, которая засела тогда в Кремле позабыв все на свете кроме желания удержать под собственной задницей это кресло и набить карманы деньгами. Тогда на Пушкинской за четыре дня до расстрела лупили трудящихся даже на лестницах эскалаторов – но никто не сдался. Тогда снова вышли на Смоленскую площадь, вызвали Свердловский ОМОН – тот свирепствовал, но никто не отступил. И тогда накануне 4-го огромная масса людей устремилась освобождать Дом Советов от колючей проволоки и этих мерзавцев, которые уже спланировали расстрел парламента. Генерал Кобец бегал с чемоданом валюты – американцы скупали всех своими долларами, в том числе и танкистов. Их нельзя назвать военными – это были каратели, которые за деньги расстреливали свою историю, своих людей. Им никогда не может быть прощения – это была самая жуткая страница в истории нашей армии, потому что солдат, присягавший державе, не имеет права нажимать на курок, расстреливая тех, кто защищает все лучшее на этом свете. К тому же американцы и англичане прислали сюда своих снайперов – двадцать лет молчали, и лишь сейчас в связи с санкциями, когда прижали и банкиров за наворованные деньги – они вспомнили что был вот здесь, рядом с американским посольством. CNN пригнала два десятка телекамер и все были готовы к показу расстрела. Из вашингтонского обкома отдали команду стрелять – выкатили и стреляли…

После этого расстрела именно русские оказались самыми униженными – 20 миллионов бросили за границей. Тогда мы сформировали движение “Русский собор”. Мы выдвигали импичмент Ельцину – но и сегодня все 22 тома лежат без движения в Думе как приговор всей этой мерзости и всем негодяям, которые тогда обслуживали эту паскудную команду. Сегодня мы должны поблагодарить группу “Альфа”, они тогда спасли от еще большей бойни. Об этом молодежь вообще ничего не знает. Они во главе с командиром отказались стрелять в людей и прикрыли своими плечами всех, кого выводили из Дома Советов. … Прошло уже много лет, казалось бы, измени курс, восстанови народовластие. Так нет – все те же люди, те же указы, тот же курс. Последнее, что разочаровало в нем людей, была так называемая пенсионная реформа. Лезут в карман самым нищим, самым незащищенным – за пять лет за тремя триллионами рублей. (крики “Позор!!!”) Чтобы получить эти деньги, надо добавить всего на 3 процента темпы экономического роста. Один процент – один триллион. И не надо ни у кого воровать. Чтобы рассчитаться в следующем году, нужно всего на пять долларов поднять цену за баррель отсечения – будет не 40, а 45. Но не тронули ни олигархов, ни воров, ни офшорников, ни чиновников – полезли к тем, у кого и брать нечего. Но это блестяще работает на просвещение. Многие речи не доходят, а когда вот так увидели, как полезли к матери, жене, сестре – мы сумеем отбиться от этой напасти. История государства Российского имеет огромную специфику. У нас всегда в ответственный момент появлялись Герои. Ленин и Сталин сумели собрать распавшуюся Империю и за 20 лет в 70 раз увеличить потенциал – это залог наших будущих побед. А сегодня мы пришли поклониться светлой памяти и мужеству всех погибших защитников Советской власти, продемонстрировавших лучшие качества Советского человека – гуманизм, духовность, коллективизм и дружбу народов. Да здравствуют Герои Октября! Вечная память погибшим! Слава борцам живущим! Ур-р-р-а-а-а-а-а!!!»
21 сентября Ельцин издал указ № 1400 о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета, грубо нарушив действующую Конституцию РФ, статья 121.6 которой гласила: «Полномочия Президента Российской Федерации не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства Российской Федерации, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов власти в Российской Федерации, в противном случае они прекращаются немедленно». Поэтому сразу же после издания этого указа Ельцин де-юре был автоматически отрешён от своей должности и обвинен в попытке государственного переворота.

Против указа № 1400 выступило подавляющее большинство депутатского корпуса. Как пишет один из организаторов обороны Дома Советов («Белого дома») Илья Константинов, это были «самые разные люди. Среди них были: коммунисты, инженерно-технические работники, рабочие, служащие, военные, пенсионеры. Самые разные люди, которых объединяло понимание того, что происходит со страной. Объединяло их понимание того, что Ельцин ведет страну в тупик». С конца августа у Дома Советов дежурили обманутые в своих надеждах сотрудники НИИ, рабочие, бывшие колхозники, учителя, врачи, отставные офицеры, представители малого и среднего бизнеса, студенты и пенсионеры. Многие специально приехали в Москву из разных уголков униженной и обнищавшей России. Они поняли, что под видом «демократии и реформ» Ельцин устраивает геноцид собственного народа, передает страну под управление западных кредиторов и советников МВФ.
3 октября 1993 года Ельцин и правительство РФ приняли решение о вводе в Москву регулярных войск. В качестве карателей были привлечены подразделения Таманской дивизии, 119-го парашютно-десантного полка, Кантемировской дивизии, дивизии внутренних войск им. Дзержинского, Смоленского ОМОНа, Тульской дивизии ВДВ.
Как рассказывает в газете «Омское время» (№ 40, октябрь 1993) один из активных защитников Белого дома В.И. Котельников, 4 октября «рано утром всех разбудила стрельба. На большой скорости подошли три БТРа. Это были БТРы специальной боевой организации, которая еще по разрешению Горбачева получила легальность в России. Я не имею ничего против казахов, узбеков, евреев, вообще для меня все национальности равны и равно уважаемы, но есть агрессивный сионизм, БТРы принадлежали организации “БО-СЕР” — боевой организации сионистов. Так вот из этих самых БТРов были убиты первые 12 человек в палаточном лагере. Вот с чего началось».
Вся площадь перед Белым домом со стороны стадиона «Красная Пресня» была усеяна убитыми и ранеными, которых не давали вынести. Бэтээры давили людей в палатках на площади. После этого ельцинские подразделения начали стрельбу из мэрии — бывшего здания СЭВ. К ним с крыш гостиниц «Мир» и «Украина» присоединились снайперы израильского спецназа «Иерихон» и одетые в гражданское бойцы «Бейтар» — молодежной еврейской спортивно-военизированной организации. Целились в прохожих, женщин и детей. Позднее бейтаровцы вышли на улицу и расстреливали защитников парламента под прикрытием бэтээров дивизии им. Дзержинского.

Министр обороны Павел Грачев приказал армейским частям присоединиться к МВД. Со своей стороны, Ельцин подписал указ № 1575 и освободил армию от уголовной ответственности, после чего танки Таманской дивизии (командир генерал-майор Евневич) начали расстреливать баррикады и открыли огонь по окнам Белого дома и защитникам парламента. На момент атаки там находилось около 10 тыс. человек, в том числе женщины и дети. Людей, пробиравшихся к Белому дому или от него дворами, омоновцы убивали и насиловали в подъездах. В одну из таких ловушек в переулке Глубоком попали 60 человек. Как установил народный депутат, легендарный советский спортсмен Юрий Власов, всех после пыток убили, женщин перед расстрелом раздевали донага и насиловали.
В 16.45 из Дома Советов начался массовый выход сотен людей. Они шли между двумя рядами солдат, держа руки за головой. Их загоняли в автобусы и увозили сортировать на стадион «Красная Пресня», превращенный в концлагерь. Начиная с вечера и всю ночь с 4 на 5 октября людей расстреливали. Периодически кого-то отпускали. Около пяти утра расстреляли казаков. По данным депутата от Челябинской области Анатолия Бароненко, на стадионе убили около 300 человек, включая школьников и женщин-врачей, у которых от увиденного началась истерика. И сегодня на Расстрельной стене у Белого дома можно прочитать многочисленные свидетельства преступлений ельцинской хунты: «А предатель — таманец, расстрелявший меня, и Иуда-рязанец — до последнего дня, до конца они будут во бесчестии жить, и от крови им руки никогда не отмыть».
В газете «Правда России» 3 октября 1996 года была опубликована заметка «Свидетельство очевидца», в которой говорится: «Официальными органами и официальными средствами массовой информации замалчивается всё, что связано с массовым убийством тех, кто был внутри "Белого дома" в этот трагический для России день. Всего в "Белом доме" было обнаружено около 1500 трупов, среди них — женщины и дети. Все они были тайком вывезены оттуда через подземный тоннель, ведущий от "Белого дома" к станции метро “Краснопресненская” и далее за город, где были сожжены».

Погибших могли вывозить не только на грузовиках и в товарных вагонах. По свидетельству майора МВД П. Артеменко, три ночи — с 5 на 6, с 6 на 7, с 7 на 8 октября — его дочь наблюдала в театральный бинокль за судами с широким остовом, стоявшими на Москве реке. В эти баржи и в теплоход из здания Дома Советов военные что-то переносили в мешках и на широких полотнищах. Это подтверждает Сергей Бабурин: «…Я встретился с моим бывшим коллегой, и он мне сказал: “А ведь была ситуация, когда мы оказались по разные стороны баррикад”. Я спрашиваю: “В каком смысле?” Отвечает: “В 93 году, служа во внутренних войсках, я участвовал в штурме Верховного Совета”. И, помолчав, добавил, что после штурма ему было поручено контролировать загрузку барж телами погибших. Только во время его дежурства была загружена одна баржа. Другую готовились загружать. У меня нет оснований сомневаться в рассказе этого человека».
Об отправке части трупов на баржах по Москве реке рассказала в середине октября 1993 года газета «Ступени» (Москва). Через некоторое время газета закрылась. Проблема уничтожения и сокрытия тел погибших властью была решена. После 4 октября состоялось совещание директоров похоронных учреждений, где от них потребовали жесткого подчинения приказам «сверху». В администрации Хованского кладбища в первые дни после трагедии корреспонденту ИТАР ТАСС сообщили, что все неопознанные жертвы будут скорее всего кремированы.
Начиная с 5 октября в крематориях Николо-Архангельского и Хованского кладбищ три ночи подряд сжигали «трупы в мешках». В первом кремировали останки 200 неопознанных человек, во втором — 300. 9 октября из морга Института Склифосовского в неизвестном направлении вывезли 201 неопознанный труп. Позднее власти заявили, что по официальным данным за два дня погибло 146 человек. Но есть документ, который это опровергает. В официальной справке за 1993 год, подписанной заместителем прокурора Москвы и заместителем министра внутренних дел, упоминается более 2200 неопознанных трупов, кремированных за 1993 год в городе Москве. Для сравнения, за весь 1992 год в столице было обнаружено всего около 180 неопознанных трупов, а за 1994 год — 110.

Получается, что за несколько дней в центре столицы было убито более двух тысяч человек. Юрий Власов написал, что сделано это было «под аплодисменты публики, скопившейся у американского посольства. И под молчаливое одобрение Европы, США, Японии… всего мира… Самые чистые и лучшие пали… Озверелая солдатня и милиция стреляли в Русь… Судьба её теперь — быть разодранной на куски, жить с замкнутым ртом, хиреть, терять память, все пуще проникаться страхом и умирать, умирать…»
По мнению собравшихся сегодня, мы обязаны извлечь уроки из того, что произошло в октябре 1993 года. Правда об этих страшных днях должна быть занесена в учебники, а имя Ельцина – в черную книгу Российской истории. Ельцин-центр, который открывает сегодня уголок Маккейна – злейшего врага нашей страны – должен быть закрыт. Память священна – возмездие неотвратимо. Будущее России – социализм.


Светлана Ивановна Кузьмина, потерявшая в той кровавой бойне своего 17-летнего сына, рассказала, как она пыталась его найти. Он получил тяжелые ранения из крупнокалиберного пулемета у Останкино. «Нам все время твердят о небольшом числе погибших, – говорит Светлана Ивановна. – Власти все специально запутывали, чтобы скрыть следы. Сыну было 17 лет – а по картотеке он проходил как 30-летний мужчина. Он носил размер обуви 45 – а написали 41. Всю одежду уничтожили еще до окончания следствия. Как я могла его найти? Еще бы немного – и его бы сожгли как невостребованный труп. Знакомые в органах проверили все СИЗО и сообщили, что в живых его нет. Ищите по моргам. Наконец мне посоветовали поехать в морг Склифа – сказали, что там трупы в три яруса. И чтобы дойти до нижнего, надо было снять два трупа. Надо мной сжалился санитар, он взял фотографию моего сына. Затем вышел и сказал: “Мужайтесь – это ваш сын”. Вот так мне удалось похоронить своего сына. Так расстреливали народ – безоружный народ. Это преступник Ельцин – больной алкоголик-президент. Я не хотела жить, и только благодаря коммунистам Перовского района, которые окружили меня заботой и вниманием, я осталась жива. И сегодня родители всех погибших в 1993 году хотят, чтобы расследование произошло. Чтобы этого Ельцина поставили на место – но наверное не поставят, потому что Путин был выдвинут Ельциным. И самый его первый указ гарантировал неприкосновенность Ельцину и всем его родственникам. Вот и думайте – будет эта власть расследовать события 1993 года, или не будет. Но мы надеемся, что рано или поздно победит народная власть – ведь у нас так много молодых талантливых людей. Они придут к власти и поставят памятник защитникам Дома Советов в виде огромной огромной книги, на которой будет написано: “Конституция”, а в ней – сквозное отверстие от снаряда».

Перед тем, как отправиться Бессмертным маршем к Поклонному камню, была принята резолюция митинга. Вот она: «Мы, соратники и наследники героических защитников Советской Конституции собрались на Красной Пресне, чтобы отдать дань мужеству участников и жертв трагических событий в Москве 3-4 октября 1993 года. Тогда были расстреляны из танковых орудий законно избранные Российский парламент и защитники Верховного Совета России и Советской Конституции. Ельцин, волей трагической ошибки оказавшийся наделен полномочиями главы крупнейшего в мире государства, Указом № 1400 узурпировал власть, круша основы Конституции страны. Его окружение было безжалостно к собственному народу, к своему Отечеству. Так называемый “цивилизованный” Запад, поощряя действия своих партнеров, вел прямую трансляцию расправы в центре Российской столицы. Массовый расстрел защитников Советской власти и Конституции положил начало разгулу терроризма, коррупции и произвола в России, породил раскол российского общества на разжиревшую верхушку и ограбленное большинство, узаконил геноцид собственного народа, продолжающийся и по сей день. Прошло четверть века с тех осенних дней, когда у Дома Советов по приказу кровавого правителя-самодура были уничтожены основы демократии и законности. Последствия такого беззакония и поныне потрясают страну неоправданной нечеловеческой жестокостью. Эхо октября 1993-го слышно и сегодня – оно в неутешном горе родственников погибших, в народной памяти. Оно в горе матерей Беслана и слезах детей Донбасса. Оно в укоре стариков, оно в безысходности потерявших работу, оно в отчаянии ученого, дело жизни которого оптимизировали чиновники. Оно смотрит с фотографий погибших в Чечне и Дагестане, во время взрывов и терактов – рукотворных техногенных катастроф. Оно в фальсификации волеизъявления народа во время избирательных кампаний. Мы решительно заявляем, что имя правителя-убийцы должно быть навечно покрыто позором и требуем закрытия Ельцин-центра. Уверенные в том, что мы будем жить и свободно дышать в Советской Социалистической России, мы во весь голос заявляем: нет и не может быть срока давности для преступлений против своего народа, нет прощения палачам, потопившим в крови Конституцию и ее защитников. Долой власть преступного олигархата и коррумпированного чиновничества!»

Простите нас, дорогие братья и сестры. Мы отомстим за вас.

 
   
© THE INTERNATIONAL UNION OF PARATROOPERS